вы читаете публикацию:

Налоговая уступка: передайте право требования по кредитам и оптимизируйте налоги

Центр
структурирования бизнеса и налоговой безопасности
taxCOACH

 

Размещено на Solon.su: 8 октября 2012

Федеральный арбитражный суд Уральского округа недавно рассмотрел налоговый спор между ОАО «СКБ-банк» и налоговой инспекцией на сумму 50 400 765 руб. 60 коп. О наиболее интересных эпизодах и обстоятельствах указанного дела и пойдет речь в сегодняшней рассылке.

По обстоятельствам дела, в 2009 году «СКБ-Банк» (далее – Банк) уступил ООО «Авантаж» (далее – Общество) права требования к заемщикам по выданным Банком кредитам на сумму 742 241 872 рублей. В связи с тем, что договоры Банк расторг договор с заемщиками в одностороннем порядке из-за нарушения срока оплаты задолженности, Банк признал в составе внереализационных расходов убыток, образовавшийся в результате реализации за 479 050 000 рублей «Авантажу» прав требования по договорам (в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 279 НК РФ). Согласно указанной норме, налогоплательщик (Банк) вправе поставить себе в убыток отрицательную разницу между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованного права по договору уступки. Данный убыток подлежит включению в состав внереализационных расходов налогоплательщика.

Однако налоговый орган счел действия налогоплательщика неправомерными, указав, что Банк получил необоснованную налоговую выгоду, а именно:

 
  • операции по переуступке долга Обществу, по мнению налоговиков, были совершены без намерения создать соответствующие ей правовые последствия в виде получения денежных средств с нового кредитора и передачи ему документов, необходимых для реализации прав кредитора;
  • Общество – новый кредитор – было создано не с целью получения прибыли и осуществления реальной предпринимательской деятельности, а с целью оформления дебиторской задолженности Банка на контролируемое юридическое лицо;
  • совершение сделки по переуступке долга не было обусловлено целями делового характера, а направлено исключительно на формирование недостоверной отчетности для контролирующих органов и изменения режима налогового учета доходов и расходов по банковским операциям кредитования населения.

По мнению налоговой службы, сделки между «СКБ-банком» и «Авантажем» являлись мнимыми, так как фактически права (требования) не передавались: документы, подтверждающие образование задолженности, новому кредитору не передавались, «Авантаж» персонифицированный учет долговых обязательств не вело, действий, направленных на взыскание задолженности, не совершало и совершить не могло в связи с отсутствием необходимых трудовых ресурсов и специалистов. Безусловно, понятны истоки «сомнений» налоговой инспекции, которые не могут не натолкнуть на определенные размышления о реальности хозяйственных связей и взаимозависимости указанных лиц.

Однако суды трех инстанций отклонили доводы налогового органа о наличие взаимозависимости между Банком и Обществом ввиду недоказанности влияния Банка на финансово-хозяйственную деятельность Общества.

При этом, следуя логике суда, наличие взаимозависимости между указанными лицами само по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, «если в действиях этих лиц не установлены признаки правонарушений, установленных налоговым законодательством, явившихся результатам такой взаимозависимости».

Из пояснений «СКБ-Банка»: «в связи с кризисом 2008 года для снижения издержек, повышения ликвидности банк был вынужден минимизировать расходы на оплату труда и провести сокращение штатов, в связи с чем, возникла необходимость изменения механизма работы с просроченной задолженностью, в том числе с учетом работы с разными коллекторскими агентствами. В результате оценки экономической целесообразности, необходимости увеличения оборотных средств, Банком принято решение уступить значительную часть просроченной задолженности коллекторским агентствам, с максимальным получением прибыли. При этом экономическая целесообразность сделок проявилась в получении в моменте денежных средств, «очищение» кредитного портфеля от обязательств, сроки исполнения которых нарушены, с целью сохранения и поддержания деловой репутации, снижения трудозатрат, расходов на госпошлину».

Суды поддержали позицию Банка и разъяснили следующее. Целью заявителя (Банка) являлось получение дохода за счет оптимизации функционирования при осуществлении реальной экономической деятельности. Использование механизмов, предусмотренных гражданским законодательством (уступка) при определенных условиях может быть экономически выгодным для организации. Вместе с тем, обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала; экономически оправданными могут признаваться и затраты, не влекущие немедленный эффект в виде увеличения дохода.

Кроме того, в полномочия налоговых органов «входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического эффекта с меньшими затратами».

Хотелось бы отметить, что данное дело является наглядным примером того, как грамотное и разумное использование гражданско-правовых инструментов с одновременной осведомленностью о налоговых последствиях внедрения и применения последних помогает выстроить свою позицию и обезопаситься на случай спора с налоговой инспекцией.

P.S.: в споре с участием «СКБ-Банка» и налоговой службы был и другой примечательный эпизод. Как указывали налоговики, в нарушение ст.259 НК РФ ( в ред.2008г.) и ст.258 НК РФ (в ред.2009г) банк необоснованно включил в расходы амортизационную премию с сумм капитальных вложений в арендованные объекты основных средств.

По мнению налогового органа, передача неотделимых улучшений арендованного имущества, осуществляемая на безвозмездной основе, является объектом обложения НДС. Следовательно, Банк по окончании действия договора аренды должен был исчислить сумму НДС со стоимости неотделимых улучшений в арендованные помещения.

Понимая всю абсурдность ситуации, суд, обратившись к вопросам гражданско-правового характера о возникновении вещных прав и смыслу ст. 39 НК РФ признал доводы налогового органа не соответствующими законодательству.

Из обоснования суда: «В рассматриваемом случае не возникает реализации в смысле передачи результатов выполненных работ одним лицом для другого, как это определено ст. 39 НК РФ, поскольку Банк не выполнял работы по улучшению арендованного имущества для арендодателя, а делал это с целью поддержания в надлежащем техническом состоянии и использования по назначению…Законом предусмотрено возникновение права собственности у арендатора только на отделимые улучшения. Право же собственности на неотделимые улучшения у арендатора не возникает, поскольку арендуемое помещение с неотделимыми улучшениями представляет собой единое целое – неделимую вещь, имеющую собственника – арендодателя».

Следовательно, стоимость неотделимых улучшений не образует самостоятельный объект налогообложения НДС.

Рекомендуем ознакомится со следующими программами обучения